Критико-публицистический журнал «Музыкальная жизнь»  
 
  главная контакты карта сайта  
 
 
 
 
Рецензии
Музыкальная жизнь №4, 2015
Дмитрий МОРОЗОВ
Миг между прошлым и будущим
«Геликон-опера» отметила юбилей сразу по двум своим адресам
 
 
       
 
Время бежит быстро. Вроде бы не так уж и давно это было: новый музыкальный театр, взявший себе звучное имя «Геликон», показывает свои первые спектакли («Мавра» И. Стравинского, «Туда и обратно» Ф. Пуленка, «Блудный сын» К. Дебюсси) на сценах ЦДРИ, Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, Дома медика... Тогда, в годы «перестройки», новые театры, в том числе и музыкальные, появлялись в Москве как грибы после дождя, и ничто, казалось, не указывало на то, что именно этот – особенный, что ему суждена долгая и, несмотря на все драматические перипетии, счастливая творческая жизнь. Глядя на те первые спектакли, где молодого задора было заметно больше, нежели профессионализма, кто бы мог подумать, что «Геликону» предстоит стать одним из лидеров музыкально-театрального процесса российской столицы, что он завоюет мировое признание, что в трудный час в его поддержку выступят самые прославленные звезды, что его судьба будет решаться на «самом верху»... Но юный театр рос, и всё больше тех, кто скептически оценивал первые его работы, вливалось в ряды друзей и почитателей, среди которых оказывались лучшие представители творческой элиты, а также политики и бизнесмены. И неудивительно: в «Геликоне» каждый находил что-то для себя. Продвинутые деятели культуры, искусствоведы и критики – редкие названия и захватывающе интересные режиссерские поиски. Широкому же зрителю неожиданно открывалось, что на оперном спектакле может быть интереснее, чем на драматическом или в кино, что опера – это отнюдь не нечто академически-скучное. И всех подкупала особая энергетика спектаклей, поставленных Дмитрием Бертманом, и геликоновских артистов, им выпестованных.

«Геликон» начинал со спектаклей малой формы и работал в основном в небольших помещениях. Его постоянным обиталищем почти сразу же стал Дом медика, он же – бывший особняк княгини Шаховской. Сегодня, когда наконец-то завершилась многолетняя эпопея со строительством новой, большой сцены театра и реконструкцией старой (да и всего здания, находившегося в аварийном состоянии), трудно поверить, глядя на тот крохотный зальчик, который теперь называется Малым и готовится принять камерные постановки, что здесь шли такие масштабные оперы, как «Аида», «Макбет», «Царская невеста», «Мазепа», «Леди Макбет Мценского уезда»... И игрались они не в адаптированном варианте, но с полным составом оркестра и хора! А потом те же спектакли отправлялись на гастроли в разные страны, где игрались уже на больших оперных сценах. Можно представить, чего стоило главным художникам театра Игорю Нежному и Татьяне Тулубьевой проектировать сценографию таким образом, чтобы ее можно было разворачивать на столь разномасштабных подмостках. Но ведь удавалось же, пусть даже и не всегда: те спектакли, что изначально создавались для больших сцен, приспособить к залу на Большой Никитской оказалось невозможным. И «Набукко», к примеру, после серии премьерных представлений во Франции, вошел в постоянный репертуар... Мариинки, на правах совместной продукции двух театров.

Именно «Геликон» первым из российских театров предъявил зрителю образцы «радикальной» режиссуры (например, в «Кармен», «Мазепе» и «Золотом петушке» самого Дмитрия Бертмана, или в «Иоланте» и «Макбете», поставленных Дени Криефом), а когда она стала входить в моду, отказался от ее крайностей.

В «Геликоне» состоялись российские премьеры «Диалогов кармелиток» Ф. Пуленка (один из самых сильных оперных спектаклей Москвы в новом тысячелетии), «Лулу» А. Берга, «Средства Макропулоса» Л. Яначека, «Сибири» У. Джордано, «Запрета на любовь» Р. Вагнера, «Распутина» Дж. Риза, не говоря о целой обойме раритетов камерного формата.

Уже тогда, когда театр отмечал свой десятилетний юбилей, всем было очевидно, что рамки маленького зала для него тесны, что возможности труппы и масштаб решаемых творческих задач требуют совсем иных просторов. «Геликон» к тому времени сделался модным театром, куда практически невозможно было достать билеты. Сюда ходили министры и вице-премьеры, а однажды зал на Большой Никитской вознамерился посетить президент Франции Жак Ширак (знавший труппу по ее неоднократным гастролям в Париже), но воспротивилась служба безопасности, поскольку в этих стенах отсутствовали предписанные протоколом условия для приема гостей подобного ранга. Тут-то перед правительством Москвы и был поставлен вопрос о строительстве новой сцены для «Геликона». Эта история, затянувшаяся почти на пятнадцать лет и заключающая в себе немало драматических страниц, вполне могла бы стать сюжетной основой романов и спектаклей. Здесь и угрозы самому Бертману (желающих захватить лакомый кусок земли в самом центре столицы было немало); и долгое, изматывающее нервы противостояние с «Архнадзором», с упорством, достойным лучшего применения, пытавшимся записать в «памятники» буквально всё – от дворика, облюбованного наркоманами, до пристроек сомнительного происхождения; переделки проектов и периодические заморозки строительства то в связи с задержками финансирования, то со сменой подрядчика...

По-настоящему процесс пошел только в 2011 году, когда мэр Москвы Сергей Собянин, незадолго до того вступивший в эту должность, после тщательной экспертизы принял решение: театр должен быть построен, и взял процесс под личный контроль. И вот все мытарства позади. В день своего юбилея «Геликон» наконец-то «обновил» свой комплекс на Большой Никитской, устроив в его стенах концерт для строителей, на котором присутствовали и первые лица московского правительства во главе с мэром, а также группа журналистов. Концерт с участием ведущих мастеров и восходящих звезд труппы проходил в Малом зале, поскольку в Большом еще многое предстоит сделать, включая отладку оборудования сцены и установку зрительских кресел. Но уже теперь, слыша как артисты хора пробуют там свои голоса, можно было убедиться, что с главным для каждого нового оперного или концертного зала вопросом – акустикой – здесь всё обстоит наилучшим образом.

Летом «Геликон» переедет в свое новое-старое помещение, а на конец октября намечено торжественное открытие. Сначала пройдут гала-концерты с участием мировых звезд, а затем состоится и первая премьера – «Садко» Римского-Корсакова, опера, которую Дмитрий Бертман мечтал поставить едва ли не с самого детства.

А пока, отметив день рождения на Большой Никитской, в последующие дни театр дважды показал юбилейное гала-представление в зале на Новом Арбате, где проработал без малого десять лет. Гала-представление было построено по ретроспективному принципу: история театра на фоне истории страны. Сцены из спектаклей, поставленных в разные годы, сопровождались кадрами хроники московских и общероссийских событий, происходивших в это же время. Такие наложения музыкального ряда на документальные кадры иногда попадали прямо в «яблочко», а иногда и не вполне срабатывали, но в целом получилось весьма неординарно, как, впрочем, и всегда в «Геликоне».

Жаль, что не вся труппа смогла принять участие в юбилейном гала-представлении. На подмостках блистали Ксения Вязникова и Анна Гречишкина, Майя Барковская и Василий Ефимов, Михаил Гужов и Мария Масхулия, Дмитрий Овчинников и Алексей Дедов... Жаль, что совсем кратким было появление Елены Семеновой. Молодой баритон Алексей Исаев, не совсем удачно открыв программу Прологом из «Паяцев», прекрасно завершил ее Романсом Демона «На воздушном океане». Но центральное место в этом гала-представлении по праву принадлежало выдающейся певице и актрисе Наталье Загоринской, чье имя неразрывно связано с «Геликоном», куда она пришла спустя всего лишь год после его основания. Исполнив отрывки из «Мавры», «Пиковой дамы» и дворжаковской «Русалки», Загоринская не только продемонстрировала отличную форму, но и в полной мере подтвердила свой статус безусловной примы театра. Молодым певицам есть на кого ориентироваться! Всем этим с мастерством и почти что юношеским драйвом дирижировал Владимир Понькин.

В июне «Геликон» распрощается с помещением на Новом Арбате. Да, условия здесь более чем непростые, начиная с акустики и заканчивая отсутствием нормальных гримерок. Но, тем не менее, в этих стенах состоялось немало замечательных премьер, да и старые спектакли, несмотря на все издержки, продолжали жить полнокровной жизнью. А сколько одаренной молодежи влилось в труппу именно здесь. Так что, радуясь вместе с театром, что «арбатский период» уходит в историю, помянем его всё же добрым словом. Ведь, не будь у театра этого помещения, ему, вероятнее всего, пришлось бы скитаться по чужим подмосткам, и не факт, что он вообще дожил бы до нынешнего праздника. Ну, а осенью начнется отсчет новой эры «Геликона», который, наконец-то, сможет расправить плечи и вдохнуть полной грудью, что до сих пор удавалось делать только на гастролях.
 
Евгения КРИВИЦКАЯ
В "греческом" зале
В день рождения театра представители СМИ смогли оценить новое здание «Геликон-оперы»
 
       
 
Впрочем, оно в той же мере и старое – это родовое гнездо, усадьба Шаховских-Глебовых-Стрешневых, только пережившее полную реконструкцию. Проект разработал Андрей Боков, возглавляющий Союз архитекторов Москвы. Его главная идея – создание нового зала на территории внутреннего двора. Поскольку речь идет о памятнике архитектуры, где категорически нельзя трогать несущие стены, то единственным возможным решением стало движение вглубь. Отсюда – конструкция зала в виде греческого амфитеатра: сцена располагается внизу, на уровне минус второго этажа. В результате перестройки площадь внутреннего двора увеличилась с 3000 до 13.500 квадратных метров.

Полностью восстановлены и отреставрированы стены исторического особняка, кирпичная кладка, башенка. Крыльцо из красного кирпича станет «царской» ложей для почетных гостей. Как пояснили представители пресс-службы «Геликона», «зал уникально спланирован – нет мертвых зон, из любой точки хорошо видно и слышно». Насчет «видно» пока проверить не удалось: монтаж кресел произойдет позже, а вот акустика действительно отличная. Хор из семи человек великолепно заполнял всё пространство зала, рассчитанного на 500 мест.

Боковые балкончики станут световыми ложами. Окна по всему периметру зала – «камуфляжные», они не выходят на улицу. В рамы вмонтированы плазменные мониторы, которые будут создавать антураж для всех спектаклей – например, Подводное царство в «Садко»...

На потолке подвешены акустические щиты в виде длинного раструба инструмента геликон или «шляпы Незнайки» (ассоциации тут могут быть широкие). Но в театре их уже прозвали «геликончиками». Уникальная акустическая система, специально разработанная для этого здания: нигде в мире подобной нет. Это – звукоотражающие тарелки, которые также выполняют функцию подсветки. Они регулируются по высоте, и когда зал будет полностью готов, планируется посадить оркестр, вывести певцов на сцену и «отладить» акустику, располагая щиты на разной высоте.

На потолке выложено «созвездие» из кристаллов «Swarovski»: эта светодиодная сетка – подарок строителей. Так были расположены звезды над Москвой 10 апреля 2015 года, в день 25-летия театра, и это зафиксировано навсегда. Все стены отделаны натуральным дубом – акустически-емким деревом. Пол сделан по образцу театров XIX века: между полом и бетонными ступенями и паркетом – воздушная прослойка. То есть паркет лежит не прямо на бетоне, а на специальных балках, создающих воздушную прослойку. Они тоже будут улучшать акустику.

Сцена будет суперсовременная. Плунжерная система позволит поднимать фрагменты сцены на разные высотные уровни. За плунжерами – поворотный круг. Вся сцена движется, могут «выезжать бассейны, вылетать самолеты». На разные уровни поднимается и оркестровая яма. Над сценой – три этажа колосников, где также много всякого оборудования. Сейчас идут пуско-наладочные работы, подбираются сотрудники, способные обслуживать все эти механизмы.

Описать все «чудеса», которые ожидают зрителей, невозможно: тут лестница, представляющая собой королевство «кривых зеркал», и огромная напольная витрина в Атриуме на входе, где выложены трофеи археологических раскопок – фрагменты лепнины, а также артефакты из городов, связанных с именами великих композиторов.


Фото предоставлены пресс-службой «Геликон-оперы»
 
   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контакты
 
© mus-mag.ru, 2013-2018
Журнал Музыкальная жизнь